Страница 1 из 4 Мы говорили с ним обо всем — о слишком сухой погоде в этом году, футбола, который начинает радовать, о лесных пожарах в Австралии, не касались только одной, как просил врач, «запретной» темы. Но именно она была целью моего визита. Неожиданно он спросил: — Вам, наверное, интересно — страшно ли мне? Ведь завтра в это же время мое сердце не будет биться. Его заменит аппарат. Нет… Я все обдумал. Завтрашнего дня жду с нетерпением. Обязательно приходите ко мне после операции… Владимиру тридцать три года. И завтра у него, инженера-конструктора из небольшого подмосковного городка, быть может, самый важный день жизни. Пожимаю его руку: «До встречи… » Он улыбается. Девять утра. После инструктирования начинаю облачаться в непривычную для себя одежду, хирургический комбинезон, халат. Длинный коридор. Посередине черта. Далее — проход только в стерильной повязке, шапочке, бахилах (специальной обуви). Говорить в маске трудно, мой спутник делает знак — следовать за ним. Матовые двери бесшумно открываются, как только мы подходим. Горит надпись: «Внимание, идет операция». Еще одна дверь — и мы в «святая святых». Хирурги начинают свою работу. Кандидат медицинских наук Михаил Александрович Нечаенко: «Сердце остановлено». Эту трагическую фразу он произносит как-то буднично и просто. Я не могу оторвать взгляд от аппарата искусственного кровообращения. Почти бесшумно работает насос, кровь, обогащенная кислородом, бежит по прозрачным пластмассовым сосудам, поддерживая в человеке жизнь. Здесь стоит сделать отступление — чтобы аппарат смог работать, необходимо около пяти литров крови. То есть почти двадцать доноров должны прийти на помощь больному. Двадцать человек работают на одну жизнь. Каждые пятнадцать минут экспресс-анализ. Кровь чутко реагирует на малейшие изменения в организме. 70 ударов в минуту механического сердца. Великое достижение XX века… Сейчас хирурги приступают к главному — замене митрального клапана сердца… Впервые Владимир почувствовал недомогание 1975 году, Когда ему, пробегавшему стометровку за 10, 2 сказали, что причина — сердце, точнее — ревмокардит, он не поверил. Далее в течение года почти подряд несколько ангин, в январе в 1977 — тяжелое воспаление легких. Воспалительный процесс был как острая стрела, пронзившая «вечный двигатель» человека. Два месяца в больнице и диагноз: «Порок». Он не мог уже подняться на третий этаж без лифта, с трудом переносил быструю ходьбу. Болезнь прогрессировала. В 1980 году начались горловые кровотечения. Тридцатилетний мужчина стал инвалидом… «Внимание, сокращение! » — прозвучало как тревога. Профессор Леонид Поликарпович Черепенин: «Раствор. Понижение температуры крови». Сердце, лишенное привычного снабжения кислородом, не имеет права биться. Каждое произвольное сокращение во время хирургического вмешательства — шаг к опасной черте. Поэтому температура крови — носителя жизни — ниже тридцати градусов, само сердце охлаждается до десяти градусов. Третий час за безопасностью больного следит «Симфония». Хотя пациент находится в состоянии сна под наркозом, его организм живет полноценной жизнью. Центральная нервная система регулирует сотни химических и биохимических реакций. Современная техника с помощью ультразвука, физики высоких энергий, электроники позволяет создать достаточно ясную картину происходящего в этот момент. Но как переварить такую лавину информации? На помощь пришел компьютер. Уникальный электронный комплекс, который анализирует множество данных о состоянии больного, назвали «Симфонией». В сфере ее внимания — артериальное и венозное давление, «производительность» сердца, сопротивление сосудов, высшая нервная деятельность, температура различных участков тела. Хирургу или анестезиологу достаточно взглянуть на экран специального телевизора, чтобы точно представить себе ход операции и при необходимости предпринять экстренные меры. С момента остановки сердца прошло уже больше трех часов. Движения хирургов точны и быстры. Ибо максимальная длительность работы аппарата искусственного кровообращения — пока только пять часов. И время сейчас — страшный враг.

от Admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *